contacts 

artists 2

 

 

Виктор  Михайлович МЫМРИН


Виктор
Михайлович
МЫМРИН

«Я родился в 1939 году в Ленинграде.
 Раннее детство прошло в блокадном Ленинграде. Мы жили в Гавани, маме было трудно, отец на фронте, и она,бедная, с двумя детьми (у меня есть сестра 1938 года рождения), все-таки она выстояла, нас сохранила. Мама рассказывала, что мы с сестрой ходили в детский сад, и когда она везла нас из садика домой, я, бывало, падал с санок и лежал лицом в снег, пока она не увидит и не поднимет меня. В память врезалось с тех страшных дней одно воспоминание, как у ДК Кирова лежала на снегу женщина с голой ягодицей и с вырезанным куском плоти. Это место мы проезжали каждый день, а замороженное тело лежало долго. В наш детсад попала бомба, но дети,к счастью, в это время гуляли. Потом была эвакуация с Финляндского вокзала. Мама заплатила шоферу полбуханки хлеба и еще чего-то, но побежала домой, чтобы взять оставленные вещи, а шофер уехал, оставив нас на морозе. Когда она вернулась, я уже не открывал рот, и матери пришлось мне разжимать зубы ножом. Ей советовали бросить меня на вокзале, но она этого не сделала, за что ей огромное спасибо.
 После войны мы жили вначале на Малой Охте, где мне старшие мальчишки прострелили ногу. Помню пленных немцев. Один немец подарил мне деревянную лошадку на деревянных колесиках. Только не помню, что мама отдала взамен, наверное, хлеб. Но все обошлось! Затем жили в Новой деревне, где был часто предоставлен самому себе. Отец работал на Балтийском заводе электромонтажником, мать на стройке вручную таскала кирпичи. Я бегал по сараям и по катушкам с кабелем. У нас была игра на саблях, прыгали отчаянно, иногда катушки находились друг от друга на расстоянии 3-х или 4-х метров. Волковское кладбище знал, как свои пять пальцев. Собирали малину, в праздники таскали старушкам на могилки песок (красный, помню). Баловались, прыгали и после фильма «Тарзан» качались на веревках, но никто ни разу не упал на острые пики могильных оград. На кино зарабатывали сами, собирали в рыхлой земле кости и сдавали в утильсырье. Зимой прикручивали коньки к валенкам и, цепляясь сзади за машины, мчались, как угорелые, прыгая по рытвинам. Летом было другое развлечение: прыгали на поезд в том месте, где он замедлял ход, и на подножках доезжали до Большой Охты, где
были озера. Там мы вволю купались, ныряли, плескались как сумасшедшие.
 В 15 лет отец взял меня к себе на Балтийский завод, где я работал до 1967 года. Работал электриком, грузчиком,маляром, плотником и, наконец, ушел в дворники, чтобы больше оставалось времени на подготовку к экзаменам в Академию художеств. Рядом с нашим домом был дворец культуры им. С.М. Кирова. Я посещал в нем изостудию. Ходил к двум педагогам – Сидорову и Орехову. Оба преподавали в училище им. В. Мухиной, куда я и поступил в 1962 в возрасте 25 лет на отделение стекла и керамики. Моим педагогом был Суворов. Отучившись полтора года в училище, стал ходить вольнослушателем в Академию художеств. Четыре года я поступал в Академию и, наконец, на пятый поступил. 1-й и 2-й курс учился у педагога Сорокина по живописи, а рисунок вел сын Орешникова. На третьем курсе попал в мастерскую А.Д. Зайцева. Учился с упорством, ходил в библиотеку, много копировал, делал наброски в анатомичке, оставался допоздна в классе делать композиции. Домой приходил поздно, сразу засыпал, а утром опять в Академию.
 Так пролетело 6 лет, а дальше – вольная птица, устраивай с я на работу, кем хочешь, и где хочешь. Я работал дворником. А дома в 18-ти метровой комнате, где вместе со мной жили моя жена и двое маленьких детей, я установил мольберт, который занимал полкомнаты, я работал все оставшееся время. Через восемь лет я вступил в Союз художников, а потом получил и гарантированную зарплату. Но это все кончилось с началом перестройки. Я скитался в поисках любой работы, писал номера на байдарках и каноэ, рисовал стенгазеты, работал сторожем, где можно было много читать. Участвовал во всех осенних и весенних выставках в Союзе художников и в Манеже. Ямного читал, думал, искал, находил и снова терял, сходил с ума, мучился, но все время старался не потерять надежду и веру в себя. Как говорят китайцы «Шаг за шагом идем мы к великой цели», и да поможет мне Бог!»

В.М. Мымрин. Февраль 2010

 

назад

copyright

botton hram sm botton books sm botton children sm botton exibition sm botton festivals sm botton projects sm botton artists sm